Присяге не изменил: семья из Рубцовска рассказала о трагической судьбе военнопленного родственника

Рубцовская семья узнала о трагической судьбе родственника, попавшего в плен в годы Великой Отечественной войны.

Рубцовская семья узнала о трагической судьбе родственника, попавшего в плен в годы Великой Отечественной войны.

Пропавший без вести

Исчезло белое пятно в истории рубцовской семьи, оставленное Великой Отечественной войной. Благодаря поисковому проекту «Солдатские обелиски» Московского авиационного института (МАИ) доподлинно установлена судьба защитника Отечества, гвардии лейтенанта Степана Васильевича Горбунова, уроженца Рубцовска.

Он ушел на фронт после окончания Рубцовского пехотного училища в звании младшего лейтенанта. Воевал в составе 229-го стрелкового полка 72-й гвардейской стрелковой дивизии и уже в 19 лет был гвардии лейтенантом и командовал стрелковым взводом. Далее – полная неизвестность.

После войны его родственники знали только о том, что Степан пропал без вести. Спустя много лет, путем долгих поисков и запросов, в 2018 году им удалось выяснить, что он попал в плен.

– Поисковики исследовали архивы, обнаружили карточку военнопленного Степана Васильевича Горбунова и прислали ее нам, – рассказывает двоюродный племянник Иван Бурдакин. – Так мы узнали, что он был захвачен в плен в июле 1943 года и находился в концлагере. На ней была фотография – единственная сохранившаяся. Именно с нее наш двоюродный брат Виктор Горбунов сделал портрет для «Бессмертного полка».

Никаких других подробностей не было известно, пока участники проекта «Солдатские обелиски» не добрались до документов концлагеря Маутхаузен.

Блок смерти

Документально-поисковый проект реализуется в МАИ с 2020 года. За это время установлено и изучено огромное количество документов, позволяющих составить списки советских бойцов, захороненных в Германии, Польше, Словакии, Австрии, Брянской области как неизвестные.

Студенты Московского авиационного института провели огромную работу по установлению имен офицеров Красной Армии, организовавших восстание и побег из плена в блоке № 20 – блоке смерти австрийского концлагеря Маутхаузен 3 февраля 1945 года. Там содержались офицеры, комиссары, командиры партизанских отрядов, которые совершали побеги из других концлагерей. Фашисты их ловили и отправляли в этот блок для уничтожения как абсолютно неисправимых.

О многих несчастных нет упоминания в документах – гитлеровцы подчищали статистику, не желая афишировать количество казненных. Но участники проекта совместно с сотрудниками Российско-австрийского исследовательского центра «Память» все же подготовили список военнопленных блока № 20 разных периодов. Так было установлено, что там находился и Степан Васильевич Горбунов, который до войны проживал в городе Рубцовске по ул. Советской.

5 июля 1943 года гвардии лейтенант Степан Горбунов был пленен у населенного пункта Маслова Пристань Шебекинского района Курской области. Первоначально его отправили в фильтрационный лагерь, затем в Офлаг.

Молодой офицер не предал Родину, не изменил воинской присяге. В немецких лагерях парень находился около года и всегда пытался бежать при первом же удобном случае. В конце концов гестаповцы отправили его в Маутхаузен как совершенно не поддающегося перевоспитанию. За неподчинение администрации концлагеря 24 апреля 1944 года Степан Горбунов был казнен и сожжен в крематории.

Мужество, достойное восхищения

Чтобы найти родных офицера, руководитель поискового проекта, полковник запаса и кандидат исторических наук Александр Грибовский написал письмо на имя главы города Дмитрия Фельдмана, в котором просил оказать помощь. Информация была распространена в печатных и электронных СМИ Рубцовска, и ее услышала по радио Раиса Голубицкая, двоюродная племянница воина.

– Я среагировала на фамилию Горбунов. Позвонила брату Ивану, тот нашему двоюродному брату Виктору Горбунову, который глубоко погружен в тему. Выяснилось, что это наш Степан Васильевич, – рассказывает Раиса Георгиевна. – Первые дни было потрясение, мы только об этом и говорили, пытались представить, как все это можно было перенести и пережить. Мама всегда говорила, что Степан пропал без вести, хотела знать, что с ним случилось. И мы теперь думаем, хорошо это или плохо, что родители ушли, не зная, какой ужас перенес 19-летний мальчишка.

Раиса Голубицкая уверена: если бы он не попал в плен, то многое сделал бы для Победы, потому что это был человек невероятно сильного духа.

Ее брат Иван Бурдакин общался по телефону с Александром Грибовским и узнал от руководителя проекта, что все поисковики впечатлены и восхищены мужеством такого молодого человека.

Пятеро из десяти

В Маутхаузене существует мемо­риальная стена, где отмечен и Степан Васильевич Горбунов, есть даже фотография.

– Первым желанием у нас с сестрой Таней было поехать туда, отвезти родную землю, но сейчас такая международная обстановка, что вряд ли это возможно. Удивительно уже то, что мемориал сохранился, – говорит Раиса Георгиевна.

Эти события укрепили родственные связи. Родная племянница воина Раиса Кондратьева, двоюродные Татьяна Рябова, Раиса Голубицкая, Иван Бурдакин и Виктор Горбунов рассказали о Степане Васильевиче детям и внукам и готовы поделиться с краеведческим музеем города информацией о нем и других членах семьи, участвовавших в Великой Отечественной войне. На фронт ушло десять родственников, вернулись пятеро.

– Мамин отец, наш дед, тоже пропал без вести, – рассказывает Раиса Голубицкая. – Было последнее письмо в мае 1945 года. Он написал: «Писем больше не пишите, идем на Берлин». И пропал. Мы запрашивали информацию в военном архиве. Из одной части он выбыл, а в той, куда был направлен, сохранились списки только офицерского состава, а рядового нет.

Так пока и неизвестна судьба Якова Ивановича Горбунова. А вот отец, Геор­гий Иосифович Бурдакин, пришел с фронта, правда, без ноги. Он честно трудился в совхозе «Рубцовский», занимался общественной работой, воспитывал подрастающее поколение и просто был хорошим человеком.

Война на примере истории одной семьи вполне может стать темой экскурсии, лекции, исследовательской работы, считает директор краеведческого музея Рубцовска Марина Селиванова. Даже уйдя в прошлое, она напоминает о себе здесь, в настоящем.

Справка Заключенные 20-го блока Маутхаузена содержались на так называемом штрафном режиме. Они получали половинное питание, спали на полу, в любую погоду находились во дворе без верхней одежды, подвергаясь различным издевательствам. В день здесь умирало 20−30 и даже больше узников, а средняя продолжительность жизни составляла считанные недели. Издевательства над смертниками блока № 20 фигурировали на Нюрнбергском процессе в 1946 году. С 1938 по 1945 год узниками Маутхаузена стали 335 тысяч человек; казнено более 122 тысяч (больше всех − свыше 32 тысяч − советских граждан). После окончания Второй мировой войны на месте Маутхаузена создан мемориальный музей.

>

МАКОВЕЦКАЯ
Людмила Еще читают

Последние новости

В Алтайском крае по иску прокурора будут устранены недостатки на детских площадках

 Прокуратурой Алтайского края в суде апелляционной инстанции поддержан иск прокурора к администрации Завьяловского района о возложении обязанности по устранению недостатков на детских площадках.

Приговором Индустриального районного  суда города Барнаула  осужден местный житель за нарушение правил дорожного движения

 Приговором Индустриального районного суда города Барнаула осужден местный житель за управление автомобилем лицом, лишенным права управления транспортными средствами и подвергнутым ранее административному наказанию.

Прокурор Алтайского края Антон Герман поручил проверить силами аппарата доводы публикации СМИ о конфликте подростков в Косихинском районе

 Сегодня, 25 июня 2024 года, вышла публикация в СМИ о том, что в одном из поселков Косихинского района на протяжении длительного времени между подростками происходят конфликты, переходящие в драки,

Card image

Сравнение гофрокартона с другими материалами упаковки по целому ряду параметров

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *